Sunday, November 13, 2016

Donald Trump - fascism with an American face

Дональд Трамп - фашизм с американским лицом

После ошеломляющей победы Дональда Трампа победители и проигравшие делают вид, что это всего лишь очередная передача власти от демократов к республиканцам. Но это не так...

The day after Donald Trump’s stunning upset victory, winners and losers did their best to pretend that it was just another swing from Democratic to Republican control: what President George Washington, in his farewell address, called “the alternate domination of one faction over another, sharpened by the spirit of revenge, natural to party dissension”.

"Fascism - a political system based on a very powerful leader, state control, and being extremely proud of country and race, and in which political opposition is not allowed."

Cambridge Dictionary


"Фашизм - политическая система, основанная на всевластии одного лица, контроле государства, чрезвычайно гордящаяся страной или расой, в которой отсутствует реальная политическая оппозиция"

Словарь Кембриджского университета







The World in the shadow of Trump: When fascism is a fitting word

by Andrew Purcell

The day after Donald Trump’s stunning upset victory, winners and losers did their best to pretend that it was just another swing from Democratic to Republican control: what President George Washington, in his farewell address, called “the alternate domination of one faction over another, sharpened by the spirit of revenge, natural to party dissension”.


Hillary Clinton gave a brave and gracious speech, holding back tears as she addressed “all the little girls” who had seen her fall at the final hurdle. “We must accept this result and look to the future,” she said. “Donald Trump is going to be our president — we owe him an open mind and a chance to lead.”

Having vilified Clinton throughout the campaign, Trump was conciliatory in his moment of triumph. “We owe her a major debt of gratitude for her service to our country,” he said, as if the vicious misogyny at his rallies, the shouts of “lock her up” and “execute her” could be expunged by a single disingenuously noble gesture.

“The peaceful transfer of power is one of the hallmarks of our democracy. And over the next few months we are going to show that to the world,” President Barack Obama told reporters gathered in the Rose Garden. “We are all now rooting for [Trump’s] success in uniting and leading the country.” Behind the cameras, White House staff wept.

Only a few days previously, Obama had warned voters in North Carolina that “the fate of the republic” was in their hands. Then, there was no doubting his sincerity.

Both parties underestimated Trump from the beginning, and they underestimate him now. Across Europe, white nationalist movements have been gathering strength. Trump is the first nakedly authoritarian leader of this new far-right wave to take power. Fascism is a word that demands to be used with caution, but if he governs as he campaigned, it may soon fit.

Trump’s appeals to neo-Nazis, militiamen, anti-semites and segregationists stretched plausible deniability to the limit. The white supremacists’ “God Emperor” is now the “leader of the free world,” as Americans like to say. Hate is laundered and hung out for the neighbours to see. The fringe has occupied the centre.

The New Yorker’s Adam Gopnik described Trump’s “fascism with an American face” best, writing that the “active agents within a Trump speech… are always the same: worship of power in its most brutal and authoritarian forms… the reduction of all relations to dominance contests; the contempt for rational argument; the perpetual unashamed storm of lies; the appeal to hysterically exaggerated fears of outsiders; and, above all, the relentless sense of ethnic grievance that can be remedied only by acts of annihilating revenge.”

In our new age of post-truth politics, propaganda is amplified by social media and opposing viewpoints and inconvenient facts are filtered out. From respectable but reliably mendacious Fox News to far right conspiracy theorists Breitbart News and Infowars, Trump’s media supporters spread one big lie after another: that President Obama was born in Kenya, that Clinton planned to dissolve the USA’s borders. Soon, manufactured truth will bear the presidential seal.

At rallies, Trump yearned for the good old days when protestors were “carried out on a stretcher”. He branded journalists “scum” and “horrible people” - fit for lynching from trees, according to one popular t-shirt. He said the freedom of the press should be curtailed, and banned reporters from campaign events for asking routine questions. Will he seek to stifle dissent as president? As Maya Angelou wrote: “When someone shows you who they are, believe them; the first time.”

In the shock of defeat, Democrats grasped for excuses and explanations: FBI Director James Comey’s letter; the false equivalency drawn between Trump’s outrages and Clinton’s ginned-up scandals; the Electoral College overriding the popular vote. Sexism, vote suppression, Wikileaks and Putin. These are all fair points, but should not distract from the larger lesson: the technocratic, neoliberal Democratic Party has abandoned, and been abandoned by, its former blue-collar base.

Running as a change agent in 2008, and then against venture capitalist Mitt Romney four years later, Obama enjoyed substantial white working-class support. Clinton, representing the same multi-racial urban coalition, was wiped out in the heartland. In Trumbull County, Ohio, Obama won by 22% in 2012. Clinton lost by 6%. In Lackawanna County, Pennsylvania, a former Democratic stronghold, his 63% became her 50%.

The Republican National Convention was a farce that exposed a divided party and a woefully unprepared nominee, but given a choice between the hate and fear on display in Cleveland, and the slick, cosmopolitan pageant put on by the Democrats in Philadelphia, white voters decided that protecting cultural identity was their primary concern.

The Republican Party’s metamorphosis into the National Front is almost complete. Barry Goldwater began it in 1964 with his opposition to the Civil Rights Act. President Richard Nixon’s ‘southern strategy’ accelerated it. From Ronald Reagan’s “welfare queens” to Sarah Palin’s paean to “the real America”, coded appeals to ethnic grievance have been a feature of every Republican presidential campaign, but it has never been so abundantly clear that they are the glue that binds the coalition together.

Trump was preferred by 67% of white voters without a university degree, but he also won among college-educated whites, 49%-45%. White men overwhelmingly voted for Trump, but despite his blatant misogyny, 53% of white women chose him to be their president, too.

Trump won old whites, middle-aged whites, thirty-something whites and young whites voting for the first time. Overall, millennials favoured Clinton, but millennials are the most diverse American generation ever. Among whites aged 18-29, Trump won 48%-43%.

 He won among whites in all income categories, too. Economic uncertainty, rising inequality and the migration of good jobs across state and class lines can be blamed for at least some of the Democratic Party’s collapsing vote, but the Republican Party’s rise, and transformation, is primarily attributable to white cultural resentment.

In 2010, Senate Majority Leader Mitch McConnell said: "The single most important thing we want to achieve is for President Obama to be a one-term president." He failed, but the strategy of absolute, unbending resistance to everything Obama sought to achieve has paid off more handsomely than he can possibly have dreamed. The GOP has been rewarded for eight years of obstruction with control of both houses of Congress, plus the executive branch.

Trump’s first priority will be to “erase the Obama presidency,” in the words of one a campaign aide, by revoking executive orders and signing new ones. He will presumably introduce strict new immigration controls, cut funding for abortion clinics and get the Keystone XL oil pipeline back on track. Having described global warming as “bullshit,” he could choose to ignore emissions targets established by the Paris Agreement.

House Republicans were mocked for their many attempts to repeal or defund the Affordable Care Act, but they now have a tested method of pushing a bill through Congress under the reconciliation process that cannot be obstructed with a filibuster in the Senate. Repealing Obamacare will deprive around 22 million people of health insurance.

As Governor of Indiana, Vice President-elect Mike Pence has signed some of the strictest anti-abortion legislation in the country, including a requirement that women who terminate their pregnancies bury or cremate the foetus. Trump has said he will nominate Supreme Court justices with a view to overturning Roe v Wade, the ruling guaranteeing a woman’s right to choose.

The GOP’s unprecedented refusal to consider Obama’s nominee to the court, Merrick Garland, means that Trump immediately gets to pick one justice. Three others are in their late seventies or early eighties. Two or three more activist conservative justices would roll back marriage equality, further curtail the power of trade unions, outlaw all forms of affirmative action and make it even harder to sue corporations for polluting the environment or bullying their workers. Unlimited, anonymous campaign donations are here to stay.

Congress has abrogated much of its power to the executive, and the past two presidents have shown that the system of checks and balances is alarmingly easy to work around. President George W. Bush introduced warrantless wiretapping and bulk collection of phone data without congressional approval. President Obama’s administration developed a legal rationale for the extra-judicial assassination of American citizens.

Power has been concentrated in the executive branch and Trump - a man with a hair-trigger temperament and a well-documented obsession with revenge - is about to inherit it. He will also command the world’s largest military, and a surveillance network of unprecedented reach.

There is still much he cannot do. He cannot “destroy ISIS” - indeed he is only likely to make radical Islam stronger. He will not be able to build a wall along the southern border and get Mexico to pay for it. Deporting 11.3 million undocumented immigrants would cost $600 billion, according to a conservative think tank, and require a deportation force of 90,000 agents.

He cannot bring back coal and steel industries that have been in decline since the 1950s. He cannot both pass a giant tax cut and make a massive investment in infrastructure while balancing the budget and protecting Social Security, as he has promised to. The day after Trump was elected, General Motors announced the closure of plants in Ohio and Michigan, making 2,000 people redundant and underscoring how hard it will be to bring manufacturing jobs back to the USA.

Trump, then, is set up to fail, and when he fails, he will blame anyone but himself. He will need scapegoats: the media, left wing agitators, immigrants, Black Lives Matter protesters, Democrats who oppose his policies and Republicans who blanche at his excesses. He will need war - to stimulate the economy and unite the country behind him.

In a Fox News interview in 2014, he seemed to welcome the prospect of martial law. “You know what solves it?” he said, when asked how to fix America. “When the economy crashes, when the country goes to total hell and everything is a disaster… you’ll have riots to go back to where we used to be when we were great.”

During the primaries, researchers found that the two strongest predictors of support for Trump were racial resentment and a desire for authoritarian leadership. As a “law and order president” he will further militarise the USA’s police. In the militia movement, he has tens of thousands of willing Brown Shirts, should he ever decide that he needs them.

If that sounds far-fetched, consider that a reality TV star with no political experience and four bankruptcies to his name has just been elected President of the United States of America.

For his novel about an American demagogue, based on the rise of Adolf  Hitler and published in 1935, Upton Sinclair chose the ironic title It Couldn’t Happen Here. Trump is so erratic, so willing to say or do whatever it takes to come out on top, that nobody can predict how his presidency will turn out. But make no mistake, it can happen here.






Thursday, January 14, 2016

Лифт в качестве гильотины

   Есть всё-таки какое-то подобие справедливости на этом свете.
Не всё только гореть десятками заживо - как хворосту - всяким убогим инвалидам и престарелым в ветхих приютах.


МОСКВА, 14 янв - РИА Новости. Погибшая в результате падения лифта в элитном жилом комплексе "Алые Паруса" Ирина Володина была дочерью известного телеведущего Евгения Кочергина, сообщает телеканал "360".



 





Справка. 
Евгений Кочергин - коммунистический преступник, функционер преступного советского тоталитарного режима. С 1970 года в главном большевистском агитпропе - ТВ, диктор Центрального телевидения Гостелерадио СССР. На протяжении нескольких десятилетий вёл одну из главных программ большевистской пропаганды СССР - программу "Время". 19 августа 1991 года, в период августовского путча, на советском центральном телевидении в программе "Время" вместе с диктором Верой Шебеко выступил с заявлением ГКЧП об отстранении с поста Президента СССР М. С. Горбачёва и введении в стране чрезвычайного положения. 


   Разумеется, при ельцинско-путинском режиме экс-коммунистов и чекистов - его власти - Кочергин, его потомство и родня процветают подобно прочим большим и маленьким олигархам и просто буржуям из КПСС, комсомола и КГБ.
   Представляю себе эту гламурную сцену в жилом комплексе "Алые Паруса":
   Выхоленная VIP гордо шествует к своему позолоченному лифту в своем элитарном облицованном мрамором и полированным гранитом доме, где один квадратный метр жилья равен стоимости целого рабочего посёлка или нескольких деревень.
   Сзади VIP к другому лифту плетётся нянька, чернь, с элитными отпрысками.
   VIP гордо входит в инкрустированный бриллиантами и жемчугом лифт и... улетает - лифт оказывается слишком скоростным, быстрее, чем в небоскрёбе.
   Несколько часов чернь, работяги, матерясь и чихая в пыли, разбирают завалы и всякие железяки, чтобы вытащить элитный теперь уже труп.
   Событие это оказывается таким важным и настолько угрожающим благополучию и самому выживанию экс-коммунистической совковой олигархии, что в программе НТВ "Сегодня" 14-го января это пускают первой новостью - впереди Путина и Обамы, терактов в Стамбуле и Джакарте, расследования крушения голландского Боинга и дальнейшего падения рубля и цены на нефть.
   Действительно, этот показательный случай волею самой Судьбы открывает большие перспективы культурной декоммунизации и деолигархизации. 
   Никакого белого или красного террора. Никаких комиссаров в кожанках, санкюлотов в сабо, никаких белоказаков в мохнатых папахах и колчаковцев. Никаких лязгающих лезвий, наганов и нагаек.
   Всё очень культурно и цивилизованно. По-западному. VIP обслуживание.
Для приведения в исполнение приговоров большого жюри можно даже вполне использовать сами эти элитарные дома с их бриллиантовыми лифтами. Двухэтажные элитные квартиры с джакузи, бассейнами и соляриями вполне годятся для предварительного домашнего ареста VIP жильцов. Как в случае с пресловутой Васильевой.
   Никто не видит ужасов экзекуции. И сама экзекуция даже безболезненнее инъекций, практикуемых в прогрессивных США.
   Есть лифты вместимостью и на 30 персон. Там даже на этаже по несколько в ряд таких лифтов, облицованных мрамором и гранитом. И ещё там так красиво - "дзинь-дзинь". "Welcome" "Please enter..." Please exit..."
   Заходят в лифт где-нибудь на этаже 22 или 23-м. В лифте - мягкое освещение, негромко играет музыка.
   "Please..."
   Двери бесшумно закрываются.
   Учтивый экзекутор во фраке и белых перчатках нажимает (снаружи) кнопку 1-го этажа.
   Внизу подручные экзекутора (тоже во фраках и белых перчатках) вытаскивают за ноги останки олигархов из лифта.
   Несколько рейсов лифта вверх-вниз - и несколькими сотнями паразитов меньше, национальное достояние на несколько миллиардов долларов больше и сохранены жизни нескольких сотен тысяч убогих в приютах и сирот в детдомах.





Friday, October 23, 2015

К вопросу о Реставрации в России


Александр Майсурян

Лауреатское

Александр Проханов на днях, по случаю юбилея Михалкова-младшего, накатал восторженную оду всему аристократическому дому Михалковых: "Несколько лет назад я плыл по Волге. Мне указали на зелёные кущи и мелькающий сквозь деревья дом, сказав, что это родовое имение Михалковых. Я долго смотрел на уплывающие дерева, на исчезающее за поворотом реки имение, и думал: какой род, какая сила, какое величие! Этот род прошёл через эры царей, вождей, президентов. Он оставался равным себе самому среди страшных круговертей эпох".
Я тоже не перестаю удивляться некоторым господам/товарищам, которые уверенной поступью, ни разу не споткнувшись, "прошли через эры царей, вождей, президентов", в СССР звонкоголосо пели советское, а нынче столь же звонкоголосо поют антисоветское. И притом "среди страшных круговертей эпох" неизменно остаются, как тонко подметил г-н Проханов, "равными самому себе". И вот мне пришло в голову немножко сравнить двух лауреатов. Один — вернее, одна — из которых начинала с премии Ленинского Комсомола, а закончила аж Нобелевкой. Другой до Нобелевки не дотянулся, но зато всех прочих премий и наград получил немерянное количество.


 

   Дорогой Александр, 

я не буду здесь касаться оценки Реставрации как явления - хорошо это или плохо.
   Дело в том, что происходящее в России, начиная с 1991 года и даже раньше, никак не является Реставрацией как таковой.
   Мне всегда нравился Ваш реализм. Взгляните, пожалуйста, на вещи трезво. Вне конструкций догм и теорий.
   Что такое Реставрация? Реставрация (лат. restavratio) - восстановление.
   Реставрация в России подобно Реставрации в посленаполеоновской Франции или послекромвелевской Англии была бы восстановлением того статус-кво, которое существовало в России на Февраль или хотя бы Октябрь 1917-го.
   Это, в частности, означало бы восстановление имущественных, политических и прочих прав тех слоев населения, которые пострадали от этих двух революций. В основном, это - крестьянство, ремесленники, землевладельцы, предприниматели, интеллигенция.
   Это означало бы восстановление их прав, прав их потомков и наследников на сохранившееся имущество (земельные участки, здания, торговые марки, брэнды и т.д.), выплата компенсации за несохранившееся. Что и происходило в некоторых странах бывшего советского лагеря после крушения там коммунизма.
   Реставрация означала бы восстановление старой дореволюционной политической элиты хотя бы в лице её потомков из эмиграции, но никак не из числа местных коллаборационистов, служивших десятилетиями большевистскому режиму - вроде пресловутых Михалковых и всяких нынешних "дворянских собраний".  Это никак не появление этой новой карикатурной постсоветской знати.
   Реставрация - это когда возвращается на родину эмигрантское дворянство, буржуазия, интеллигенция - во Францию Людовика XVIII, в Англию Карла II.
   Но практически никто из русской дореволюционной элиты, её потомков, не вернулся в Россию из эмиграции. Никто их сюда не приглашал, никто не предлагал им вернуть отнятое у них, восстановить их дореволюционное положение, да они и не нужны этой новой экс-коммунистической элите, правящей сейчас Россией - олигархам из Швондеров и Шариковых.        

   Реставрация - это когда Адели Найденович, пожертвовавшей всей своей жизнью ради освобождения России, вернут хлеботорговые предприятия её предков-купцов в Саратовской губернии (до сих пор одна из лучших булочных в Саратове называется "Корниловской", по-видимому, это название осталось от её предков, купцов Корниловых), а потомкам Р.Н. Редлиха, старинного московского дворянина, и А.П. Столыпина - деятелей Народно-Трудового Союза российских солидаристов - вернут одним - их особняк в центре Москвы, другим - их поместья.
   И, соответственно, Реставрация означала бы и репрессии в отношении представителей ликвидированного коммунистического режима, лишение их различных прав, запреты на профессию и т.д.
   Да, Реставрация - это и расправа старой элиты над самозваной новой - это расстрел маршала Нея, повешение трупа Кромвеля...
   Это кара для изменивших Престолу и Отечеству. 


   "Реставрация Стюартов. ...дворяне-эмигранты вернулись в Англию и получили компенсацию за потерянное имущество. В 1668 г. из преданных королю аристократов было составлено правительство, вошедшее в историю под аббревиатурой Кабаль. Уцелевшие «цареубийцы» были преданы суду и многие были казнены. Трупы Кромвеля, Айртона, Прайда и Бредшоу были выкопаны из могилы, повешены и затем четвертованы..."
   "Реставрация Бурбонов. ...множество политических противников было предано военному суду и казнено или подверглось другим наказаниям. В особенности жесток был «белый террор» на юге; но и в Париже, по приговору пэров, был расстрелян маршал Ней. В январе 1816 года, когда большая часть казней уже совершилась, через палаты был проведён закон об «амнистии полной и совершённой», однако, с исключением целых категорий лиц, перечисленных в законе, в том числе всех «цареубийц», то есть членов конвента, вотировавших казнь Людовика XVI, если они при этом приняли какую-либо должность от «узурпатора»; они подвергались изгнанию навсегда из Франции..."

 
   Превращение правящих кругов большевистского режима, всяких энкаведешников, чекистов, завхозов и партаппартчиков КПСС-ВКП(б) вроде Путина, Полтавченко, Собянина, Сечина и Матвиенко в новую олигархию - это вовсе не Реставрация России 1912 года.
   Когда чекисты и члены коммунистической партии захватывают чужую собственность и никогда не принадлежавшую им страну - это не Реставрация, а нечто другое.
   Когда "дворянин"- расстрига, Швабрин #2, Никита Михалков изображает на потеху Проханову нечто аристократическое, а ряженые советские казаки нечто православное и монархическое - это шапито, буффонада, эстрада и т.п., но никак не Реставрация.
   Даже коронация Путина в качестве императора всероссийского была бы всего лишь возращением "императора" Центрально-Африканской "Империи" Бокассы, но никак не Реставрацией.
   Увы, это вовсе не Реставрация, когда нынешняя власть всячески охраняет наследие СССР, советского тоталитарного коммунистического режима. В России до сих пор сталинский гимн, фактически возрождение культа личности большевика Сталина, поклонение всему советскому, до сих пор чисто советский менталитет этих путинских 89,9, и даже больше, процентов населения, советская система прописки, практически неизменившееся КГБ (НКВД) и т.д.
   И это Реставрация?
   Государственная пропаганда фактически вернулась на 30 лет назад, в СССР. Параноидные гонения на антикоммунистов со стороны режима в лице всяких рашкиных и зюгановых даже в чем-то превосходят 70-е годы. Посмотрите хотя бы на состав этой потешной "думы" - это просто паноптикум с реликтами "развитого" социализма.
   И у меня лично нет ощущения того, что я после Реставрации нахожусь в России 1912-го года, а напротив - чувствую себя где-то году в 1984-м.
   Всё дело в том, что гадина тоталитаризма не была добита в 1991-м, и вот оживает...





Thursday, July 2, 2015

Фашистская гадина на Украине

     


     Организация Объединенных Наций, международное сообщество, учитывая печальный опыт сделок с Гитлером, должны проявить железную твёрдость в обуздании фашистского агрессора.    
     Все те, кто выступает на Украине на стороне сепаратистов, на стороне РФ, на стороне этой диктатуры КГБ (ФСБ) и недобитых коммуняк  - это не русские, это - манкурты, путиноиды, совки-мутанты, выродки безбожного советского режима. 
     Это - враги и Украины, и России.
     Они, вчерашние рабы КПСС, сегодня стали пешками своих бывших господ - олигархов из КГБ и той же Коммунистической партии Советского Союза.  
     Да, они знают русский язык, но они - не русские
     Они - ненавистники Православия, враги подлинного возрождения Великой России, враги освобождения России от этой хунты недобитых чекистов и коммуняк. 
     Это при участии и попустительстве их самих или их отцов взрывали церкви Божии, сжигали иконы, убивали священников, глумились над русским языком. 
     Это они или их родители десятилетиями уже были верными рабами безбожной, антирусской большевистской власти, которая сейчас, как недобитое чудовище, мимикрирует в "Российской Федерации" под русскую, под патриотическую, под демократическую.
     И сейчас, напоследок, эти ходячие русскоязычные пережитки прошлого как реакционная масса используются на востоке Украине, в Крыму и Одессе для сепаратизма, а фактически для сохранения власти недобитых коммунистов и чекистов над Россией, для наглой фашистской агрессии в стиле Гитлера против суверенного европейского государства. 
     Они жалки и вызывают у свободных людей чувство презрения. 
     Но настоящей жалости, возможно, заслуживает только их дремучая глупость и полная утрата всяких моральных ориентиров, вовлекшая их в очередную гебистскую авантюру под водительством всяких диверсантов и убийц вроде пресловутого Гиркина (Стрелкова). 
     Их действия в Славянске, в Луганске, Одессе и Донецке - это глумление над памятью всех жертв коммунистического режима в России, колхозного рабства, Голодомора, ГУЛАГа, растленных и отлученных атеистами от веры в Бога. 
     Это надругательство над памятью всех жертв  антикоммунистического Сопротивления в России, над памятью Анатолия Марченко, Юрия Галанскова, Валентина Соколова ("Зека"), над жертвами героев РОВС, над подвигом тех, кто шёл в полный рост шеренгами каппелевцев на большевистские пулемёты, тех, кто защищал Веру Православную и Великую Россию. 


За Свободную Россию !




3 мая 2014 г.


Monday, May 18, 2015

Политический режим СССР равен режиму нацистской Германии

Известия
Приравнивание СССР к режиму нацистов может стать преступлением
За публичное приравнивание политического режима СССР к режиму нацистской Германии предлагают ввести уголовную ответственность. Соответствующий законопроект (есть в распоряжении «Известий») подготовил депутат Госдумы от фракции ЛДПР Виталий Золочевский. Как пояснил парламентарий «Известиям», документ вносит изменения в действующую статью Уголовного кодекса «Реабилитация нацизма» (ст. 354.1 УК РФ).



Безбожный политический режим СССР равен режиму нацистской Германии. 
Это - безусловная и бесспорная Истина. 

Деревянкин Андрей Николаевич, 1959 г.рожд.,
бывший политзаключенный 1984-87, 1997-98, 2000-04 г.г.

Жертвами коммунистов в ХХ веке пало более 100 млн человек



Недобитые коммуняки и чекисты, вам не удастся повернуть колесо Истории
вспять!

Коммунистических преступников - на трибунал в Нюрнберг!